Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

 
ОтветитьНовая тема
> В неизвестности, Ну как же не написать о ЗВ?
сообщение 11.7.2018, 6:17
Сообщение #1


Младший ученик
Иконка группы

Группа: Участники
Сообщений: 88
Регистрация: 8.7.2018
Пользователь №: 29084

Предупреждения:
(0%) -----


Моя хоть и не первая, но ИМХО, лучшая проба пера (вернее, клавиатуры ноута) по ЗВ.
Итак, прошло уже полтора десятка лет после воцарения императора. Все мы прекрасно знаем, кто ИМЕННО живет на пустынной планете Татуин и зачем. Но даже джедаю не дано знать, с каким персонажем из своего прошлого ему вдруг доведется встретиться...
В неизвестности
Солнца-близнецы стояли высоко в небе Татуина, посылая безжалостный зной на город-космопорт Мос Айсли. Сам воздух словно дрожал от ошеломляющей жары. Народу на улицах было не так много, лавочники попрятались под тентами и навесами. Большинство местных жителей сидели по домам, пережидая полуденную жару, тогда как многочисленные космические бродяги, пилоты и прочие сомнительные личности, составлявшие значительную часть населения города, шатались по кантинам, надеясь освежиться относительной прохладой и выпивкой, а также не найти на свою голову неприятностей (а кто-то и, наоборот, найти).
За всё время своего существования Татуин никогда не привлекал ничьего внимания. Галактическая Республика не проявляла к нему интереса – вполне взаимно, поэтому бандиты-хатты без труда прибрали песчаную планету к рукам. Казалось, пройдёт сколько угодно лет – веков, тысячелетий – а Татуин останется прежним: жарким, бурлящим жизнью и опасным. Здесь ничего не менялось – ни города-космопорты, ни уклад жизни существ. Кто-то улетал (если им везло), ещё больше – прилетали, но это никак не влияло на размеренную жизнь обитателей планеты.
Однако за пятнадцать лет, минувших со времени становления Империи, перемены коснулись даже Татуина. Разумеется, могучий Джабба Хатт и ему подобные по-прежнему негласно правили планетой – вернее, теми сторонами жизни планеты, которые их интересовали, - но их Империя не трогала. Возможно, из-за жирненьких взяток, а, возможно, сочтя Татуин недостойным внимания. Тем не менее, в космопортах жизнь начала меняться. Даже в самую жару на улицах ослепительно белели доспехи имперских штурмовиков. Почти повсюду стояли патрули. Имелся здесь и целый штат имперских шпионов, зорко отслеживающих любых правонарушителей и немедленно доносящих в случае обнаружения. Эта братия тоже имела обыкновение ходить по кантинам, ибо где ещё легче раздобыть информацию? А там уже неважно, правдива она или нет, - имперцы предпочитали сперва арестовывать, а уж потом разбираться.
В тот день обстановка в кантине Чалмуна была самая что ни на есть обычная. В переполненной забегаловке царил привычный шум. В дальнем углу доморощенный оркестр наяривал разухабистую музычку, которую ни-кто особо не слушал, и то один, то другой посетитель покрикивал на музыкантов, приказывая замолчать, - чтобы спокойно обстряпать сделку или начать с кем-нибудь разборку. Бармен Вухер, крупный небритый человек мрачноватого вида, крутился туда-сюда, подавая выпивку для разношёрстных клиентов. В другом углу с помехами и потрескиванием что-то вещал передатчик ГолоСети – подконтрольной Империи. Хотя слышно было плохо, можно было без труда догадаться, о чём идёт речь: о том, как «доблестный имперский флот разгромил очередную повстанческую группировку, гнусных врагов всеобщего блага и процветания Галактики».
Какой-то потрёпанный виквай с повязкой на глазу подошёл к стоящему у стойки не менее потрёпанному дресселианцу и тихо заговорил с ним о чём-то. Оба взяли по стакану и направились к отдельной кабинке, дабы обсудить свои дела. Тут же раздался громкий рёв – это огромный вуки с рыжевато-каштановой шкурой что-то не поделил с крохотным, похожим на крысу ранатом. Коротышка дерзко выпрямился, встопорщил усы и пропищал что-то в адрес вуки. Назревала драка, кто-то вмешался, спорщиков кое-как растащили и уговорили залить досадный инцидент порцией любимой выпивки.
За столиком, расположенным в самом дальнем углу, но так, чтобы оттуда можно было обозревать практически всю кантину, почти неподвижно сидел немолодой человек в коричневом плаще. Его капюшон был низко надвинут, скрывая лицо. На столе перед ним стоял наполовину пустой стакан, а, между тем, человек сидел здесь почти с самого утра. Никто не обращал на него внимания, тогда как от его внимания не ускользало ничто.
Не двигаясь с места, он внимательно вслушивался в разговоры вокруг. Услышав бормотание ГолоСети, он едва слышно вздохнул. Дальше... «партия спайса для Джаббы...» тоже ничего интересного; дальше... «Вухер, зараза, двадцать кредов дерёт за пойло!» Человек невольно улыбнулся: за стоящий перед ним стакан воды он заплатил немногим меньше, выслушав комментарий на тему «самого редкого вещества на Татуине». Дальше...
Тут его прервала очередная вспышка ярости: на сей раз какие-то родианцы, игроки в сабакк. Двое играли против одного и сейчас громко возмущались на своём языке. Третий вытащил бластер, те двое – тоже. Все их ближайшие соседи мигом попадали под столы, бармен заорал: «Никаких бластеров у меня в заведении!», но к нему, как всегда, не прислушались. Ещё несколько искателей приключений поблизости тоже извлекли своё оружие.
Неизвестно, чем бы закончилось дело, если бы обстановку не разрядили двое вновь прибывших. В кантину ворвался черноволосый мириаланин с татуировками на лице, за ним следом – человек. Оба были совсем молоды, чуть за двадцать, одеты, как космолётчики, и оба явно запыхались. Парни кинулись в дальний угол кантины, где стоял передатчик ГолоСети, и забились там в тени.
Никто особо не удивился. На Татуине кто-то всегда от кого-то прятался: от правосудия, от охотников за головами, от хаттов, а кто и от супруг. А уж теперь, когда в городе проходу не было от имперцев, почти каждый день кого-то хватали.
Спорщики-родианцы тут же сообразили, что им не нужны неприятности со штурмовиками, которые должны вот-вот сюда заявиться, убрали оружие и спокойно сели на места, не забыв заказать ещё выпивку. В конце концов, разобраться можно будет и потом, и не здесь.
Снаружи загрохотали сапоги, и в кантину вошли трое штурмовиков с бластерными винтовками наготове. Один из них, с жёлтым наплечником, подошёл к бармену, пока двое других оглядывали внутренность кантины. Командир задал бармену пару вопросов, выслушал неубедительный ответ и приказал обоим солдатам: «Обыскать всё здесь!»
В кантине воцарилась относительная тишина. Смолкла музыка, прекратились разговоры. Штурмовики деловито прохаживались между столами, осматривая всё вокруг. Кто-то шумно выдохнул, кто-то закашлялся. Пожилой человек в плаще, сидящий за дальним столом, устремил взгляд на штурмовиков.
И вдруг все трое словно застыли. Солдаты подошли к командиру в явном недоумении.
- Пост сорок три! Немедленно проверить! – отрывисто приказал командир, и штурмовики вышли из кантины.
Все звуки вернулись почти одновременно. Кантина взорвалась шумом, музыкой и голосами – возмущёнными, недоумёнными, весёлыми. Оба виновника происшествия торопливо протолкались вперёд и заговорили с матёрым космолётчиком-шиставаненом. Тот мотнул головой и многозначительно потёр большой палец об указательный. Мириаланин снова взмолился, чуть не плача, его товарищ побледнел до синевы. Мужчина в плаще прислушался к ним и разобрал слова: «... за двести кредов – ищите дураков. Пятьсот за каждого, не меньше».
Парни обессиленно рухнули за ближайший столик. Человек уронил голову на руки, мириаланин в отчаянии оглядывался вокруг. Но никому не было до них дела. Чего уж они такого натворили, что за ними гонялась Империя, неизвестно, но никому не хотелось лезть в неприятности. А уж тем более – за гроши.
Пожилой человек хотел уже было подняться, как вдруг замер на месте. И медленно посмотрел направо, словно сомневаясь в своих ощущениях. Там, у барной стойки, стояла высокая женщина, уже немолодая. Верхнюю часть её лица скрывал чёрный визор, на лысой голове виднелись едва заметные следы сведённых татуировок. Одета она была в чёрный кожаный комбинезон и серую куртку. На поясе висел длинный виброкинжал, к каждой ноге был пристёгнут бластер. Грудь её пересекал патронташ, у пояса красовалось несколько гранат. Одним словом, типичная охотница за головами.
- Один «банта-бластер», - сказала она бармену. Пока тот готовил напиток, она небрежно опёрлась о стойку и оглядела кантину. И остановила взгляд точно на том месте, где сидел за своим столом человек в плаще. Затем протянула руку, взяла со стойки стакан и пригубила, продолжая смотреть в том же направлении.
Мужчина в коричневом плаще быстро допил свой стакан, затем поднялся и направился к выходу. Путь его лежал как раз мимо столика двух отчаявшихся беглецов. Он на секунду задержался около них.
- Лучше бы вам поскорее убраться отсюда, ребята, - тихо сказал он.
- Что? – вскинул голову парень, но ответа не получил. Пожилой человек хлопнул его по лежащей на столе ладони и поспешно удалился.
Парни переглянулись, недоумённо глядя на то, что вдруг оказалось на ладони. Это были два кредитных чипа достоинством в пятьсот кредитов каждый. Мириаланин дёрнулся было за спасителем, но товарищ ухватил его за рукав и энергично замотал головой, затем кивнул в сторону пилота. Они вновь направились к нему – и на этот раз получили согласие.
***
Человек в плаще быстро зашагал по улице, но не успел он пройти и десяти шагов, как ощутил позади движение. Он не оглянулся, но чуть отодвинул свой капюшон, из-под которого блеснули внимательные глаза. И заметил метнувшуюся к загону для верховых животных невысокую фигуру. Родианец. Один из тех яростных игроков, первым вытащивший бластер. Похоже, он здесь не только игрой промышляет.
- Стой! – приказал ему человек, чуть вытянув вперёд руку. И родианец застыл на месте, его рыло задёргалось.
Человек сделал жест, подзывая родианца к себе. Тот подошёл.
- Ты меня не видел, - сказал человек, слегка поведя рукой, - и тех парней тоже.
- Я тебя не видел, - прогудел родианец на своём языке. – Каких ещё парней?
Глаза человека впились в фасеточные глаза родианца.
- А сейчас вернись и выпей как следует.
- Вернуться... – пробормотал родианец, разворачиваясь и направляясь обратно в кантину. – Выпить... Отличная мысль.
Стряхнув шпиона, человек продолжил путь. Да, сейчас никогда не угадаешь, где, когда и кто тебя выследит. Следовало быть осторожнее. Спору нет, он поступил несколько опрометчиво; те парни запросто могли быть такими же шпионами, как и этот родианец. Но он ощущал их – они действительно были в беде. Повстанцы они или нет – неважно. Да, он мог выдать себя. Он должен был просто пройти мимо. Но равнодушно проходить мимо – это не путь джедая.
Он прожил здесь уже пятнадцать лет, но эту черту вытрясти из себя так и не смог – как и ещё многие другие... Тут мысли его вернулись к нежданной встрече в кантине, и он невольно улыбнулся. Собственно, он никогда не верил в её смерть. Да, она считалась мёртвой – но и он сам тоже. «Встреча двух мертвецов», - мрачно подумал он и прибавил шагу. Он знал, что она пойдёт за ним, и нарочно оставил след в Силе. Надо было только найти подходящее место, чтобы встретиться и поговорить. И он знал такое место.
На самой окраине Мос Айсли стояло давно заброшенное здание – то ли жилой дом, то ли магазин. Всё внутри уже давным-давно разграбили джавы, но стены уцелели и порой использовались для всякого рода сомнительных сделок. Поэтому большинство горожан старались держаться от него подальше, и, по их мнению, шляться там мог разве что сумасшедший. «А у меня как раз репутация сумасшедшего», - сказал себе человек.
По дороге к месту назначения он задумался о своём. Он не думал о предстоящей встрече, не пытался представить себе возможную беседу – пусть она пройдёт так, как пройдёт. Он задумался о своей жизни здесь, о главной причине, что удерживала его. Об одной отдалённой ферме. И о том, кто там жил.
Он был на этой ферме два дня назад и сейчас невольно вспомнил увиденную им сцену. Пятнадцатилетний мальчишка с волосами цвета песка сидел на земле возле периметра влагоуловителей и угрюмо пинал ногой песок. И украдкой поглядывал на припаркованный неподалёку скайхоппер. Всё как всегда: он рвался летать, а дядя велел ему почистить машины от набившегося в них песка. Незримый свидетель этой сцены, казалось, даже на расстоянии ощутил недовольство паренька. Тот посидел ещё немного, затем вздохнул, встал и принялся за работу. Недовольство его постепенно улетучивалось. Он любил возиться с механизмами, хотя, конечно, не с такими. Кто знает, о чём он мечтал в этот момент? Может, воображал себе звездолёт или истребитель?
Тот, кто наблюдал за ним с дальней дюны, поймал себя на недозволенном чувстве. Он понял, что всей душой тянется к юноше. «Привязанность запрещена», сказал он себе. «Не она ли подвела меня? И ладно, если бы только меня», с горечью добавил он.
Человек оборвал нить воспоминаний. Да, с мальчиком всё в порядке, и это хорошо. А вот очередной приступ самобичевания – не очень. Как предполагалось, джедай не должен был винить себя. Но винил. И хотя ему уже несколько раз говорили, что его вины в произошедшем нет, он просто знал, что есть. Наверное, это чувство пребудет с ним до конца его дней... «Почему я об этом думаю?» В конце концов, прошлого не вернуть и не изменить. Надо пребывать в настоящем. «Точно». Он улыбнулся и заметил, что уже пришёл на место. Затем он сел на камень в тени полуразрушенного навеса над давно выломанной дверью. И стал ждать.
Ждать пришлось недолго. Он увидел на песке длинную худую тень и ощутил знакомое присутствие.
- Здравствуй, Асажж, - сказал он и откинул капюшон.
Она остановилась рядом, скрестив на груди руки, и посмотрела на него. Затем сдвинула визор с глаз на лоб.
- Значит, это и вправду ты, - проговорила она. – Я же говорила, что узнаю тебя где угодно.
Но она покривила душой. Она смотрела на него – и не узнавала. От его былой красоты ничего не осталось. Сильно загоревшее, обветренное лицо прочертили глубокие морщины. Некогда роскошная грива рыжевато-русых волос теперь стала седой и изрядно поредела. Он слегка ссутулился, и фигура его чуть оплыла, хотя он и остался по-прежнему крепким. «Видно, в пустыне без тяжелого труда не выживешь», подумала она. Только глаза остались прежними. Они даже казались ещё ярче на фоне смуглого лица и побелевших волос и бороды. А выражение этих глаз по-прежнему было непроницаемо.
- Да, как же ты постарел... – выговорила, наконец, Вентресс. – Выглядишь, как совсем древний старец. Даже Дуку, по-моему, выглядел получше в свои годы. А тебе, если не ошибаюсь, чуть за пятьдесят.
Он, по своему обыкновению, не ответил. Она подошла и села на камень рядом.
- Что, удивлён? Только честно? Думал, я мертва?
- Нет, - ответил Оби-Ван Кеноби. – Если честно, я сразу же заподозрил неладное, когда тот корабль так и не прилетел на Корусант. А потом... – он опустил голову, - стало не до того. А ведь ты предупредила меня...
- Да, предупредила. – Её тон был каким-то отрешённым. – Откуда мне было знать, как всё обернётся.
Они снова помолчали. Затем Вентресс повернулась к нему.
- Я-то думала, ты давно мёртв... погиб в «чистке». А ты, оказывается, выжил. Как тебе это удалось?
Оби-Ван не ответил, только вздохнул. Его губы слегка сжались.
- Не хочешь – не говори. Хотя, зачем я спрашиваю? Выживать у тебя всегда прекрасно получалось. – Она сделала паузу. – А кто-нибудь ещё уцелел?
- Может быть, где-то кто-то и уцелел, - туманно ответил он. – Но точно я не знаю.
- Темнишь, как всегда. – Вентресс хихикнула. – Нет, ты всё-таки совсем не изменился. Нам столько всего можно вспомнить! – Она чуть подалась в его сторону; он не шевельнулся. – Да ладно тебе, мастер Воплощённое Бесстрастие! Неплохая получилась встреча двух старых врагов?
- Мы не враги, Асажж, - заметил Оби-Ван.
- А были ли мы ими? – добавила Вентресс. – Или нас ими сделали? Куда же вы смотрели, джедаи? Как же вы проглядели угрозу?
- Мы видели то, что хотели видеть, - горько произнес Оби-Ван. – Все мы. И я тоже.
Вентресс заметила, как по лицу его пробежала судорога, словно от физической боли. О чём он думал, что он пережил? Она молча смотрела на него, а затем сказала то, что, как она считала всегда, она не способна сказать:
- Мне жаль. – Он обернулся к ней, и она продолжила: - Да. Никогда не думала, что скажу это, но мне жаль тебя... и тех, кто погиб... А вот некоторых мне вообще не жаль! Гривуса, например, или того же Дуку. Я слышала, его убил Скайуокер.
Имя было словно световой меч в сердце. «Да, убил, а потом занял его место». Вентресс, видимо, что-то почувствовала, но не удержалась и спросила:
- Тебе, наверное, неприятно об этом говорить, но... он тоже погиб?
- Да. – «Да, погиб. Энакин Скайуокер ушёл навсегда.» - Его больше нет. И, если позволишь, - добавил он после паузы, - мне не хотелось бы об этом говорить.
- Как скажешь. – Она пожала плечами и поправила ножны виброклинка. – Ну, ладно. А ты, значит, спасся и осел здесь. И что ты здесь делаешь – просто скрываешься или выполняешь какую-нибудь тайную миссию?
«Да, в проницательности ей не откажешь. Впрочем, она не могла ничего почувствовать, не могла ничего узнать о мальчике». Оби-Ван опёрся плечом о косяк двери, погладил бороду и ответил:
- В некотором роде миссию.
- Вот как, и какую же? Помогаешь непутёвым повстанцам выбираться из пуду? Кстати, если бы ты не использовал Силу там, в кантине, я бы тебя и не заметила.
- А ты чем живёшь? – перехватил он инициативу – совсем как в бою на световых мечах. – Охотой промышляешь?
- Надо же как-то выживать, - отмахнулась Вентресс. – Думаешь, только вас одних истребляли? В первые годы выслеживали всех чувствительных к Силе – в первую очередь хотели, конечно, найти залёгших на дно джедаев, но заодно не брезговали и остальными. Я несколько лет пряталась, прежде чем снова заняться делами. Мне, конечно, было подспорьем то, что я официально считалась убитой. Я изменила внешность, взяла другое имя, освоила новую профессию – что тут удивительного? И кроме того, я не растеряла свои навыки скрываться в Силе – что и тебе советую. Ты сегодня так сверкнул здесь Силой, что, можно сказать, заявил о себе на весь Мос Айсли. А ведь за вас, между прочим, награду неплохую дают: десять тысяч за голову, пятьдесят – за живого.
- Что ж, охотно верю, - отозвался Оби-Ван. – И всё же буду надеяться, что, кроме тебя, меня никто не заметил.
- Слушай, - вдруг заговорила Вентресс, - тебя же мне просто сама Сила послала! Я задумала одно дело... ты знаешь, кто такой Дарт Вейдер?
«Знаю ли я? Да, знаю... как никто другой... и знаю, как именно он стал тем, кто он есть...» Оби-Ван сдержал невольную дрожь и ответил ровным голосом:
- Я слышал о нём. Высокий человек в чёрной броне... и правая рука Императора.
- Да. А ещё он ситх.
- Откуда ты знаешь?
- Я видела его изображение... и вживую видела его один раз. У него красный световой меч.
- Красный меч ещё не означает, что он ситх. Не мне тебе говорить.
- Нет, он точно ситх. Я это почувствовала. Мне доводилось общаться и с ситхом, и с тёмными джедаями, и я хорошо понимаю разницу. Так вот, к делу. Ты поможешь мне убить его?
Оби-Ван невольно отшатнулся.
- Что? – спросил он, не веря своим ушам.
- Я хочу убить его. Но одной мне с ним не справиться, я это прекрасно понимаю. Но вдвоём с тобой...
- Нет, - решительно ответил Оби-Ван.
- Вдвоём мы бы одолели его, - с жаром продолжала Вентресс. – Послушай меня, Оби-Ван, хоть раз в жизни послушай! Вдвоём с тобой мы горы свернём! Я всегда это знала и всегда хотела, чтобы и ты это понял! Мы должны не враждовать, а сотрудничать! В конце концов, у нас с тобой столько общего...
- Но и различий немало, - сурово сказал джедай. – Нет, Асажж. Я не пойду с тобой убивать Вейдера. Тем более, это ничего не изменит.
- Это всё изменит, как ты не понимаешь! – С каждым словом она всё больше распалялась. – Он – палач галактики! Если его устранить, прекратится этот поток насилия! Даже я – я! – устала от такого. Мне такое даже в кошмарном сне бы не приснилось. Согласись, я по сравнению с Вейдером – просто сама любезность. А Император...
Оби-Ван посмотрел на неё и решил сдать последнюю карту.
- А Император – тоже ситх, ты не в курсе?
Судя по изумлённому молчанию Вентресс, для неё это было новостью. Шокирующей новостью. Неужели она не знала? Оби-Ван тут же озвучил это.
- Разве ты не знала, кто был учителем твоего хозяина? Не знала, кто такой Дарт Сидиус?
- Я видела его только один раз – голограмму, но лица его я не разглядела. А сейчас Император особо и не появляется на людях.
- Пойми и ты, Асажж, - он сжал её руку, - смерть Вейдера ничего не изменит. Потеряв ученика, Император начнёт искать другого. А значит, вновь начнётся охота на чувствительных к Силе. Лично меня это совершенно не устраивает – по некоторым причинам.
- Значит, ты ещё не на грани, - медленно проговорила Вентресс. – Значит, ты ещё не пал духом, не сдался – хотя ты всегда был таким. А вот я сдалась. Мне нечего терять. Мне не для чего жить... нет, не перебивай, я знаю всё, что ты мне скажешь. Я хочу попытаться... остановить это чудовище... да, хотя бы попытаться. По крайней мере, - она гордо выпрямилась, - это лучше, чем просто сидеть и ничего не делать.
- Отсутствие действия – тоже действие, - не удержался Оби-Ван. – И, если тебе интересно, я здесь вовсе не сижу без дела.
Она посмотрела ему в глаза, и он на миг приоткрылся в Силе. И она увидела, что он несёт внутри: огромную, страшную, невыносимую боль, для которой нет слов в человеческом языке. И ровное, нежное, хрупкое пламя надежды, которая не противостояла боли – но тем не менее, боль не могла её поглотить. Это было просто... невероятно.
- На что ты надеешься? – прошептала она.
Он улыбнулся.
- Надежда есть всегда, забыла?
Она не забыла. На это ей нечего было ответить. Надежда действительно вела его всю жизнь, помогала бороться, помогала выстоять там, где другие ломались... где она сама сломалась...
- Тогда, надеюсь, твоя надежда сбудется... тьфу ты, что я сказала? – Она решительно поднялась, он поднялся тоже. – Тогда прощай, Оби-Ван Кеноби. Раз я не смогла уговорить тебя помочь мне, значит, я займусь этим одна. Нет, не вздумай меня отговаривать – это уже дело решённое. Но пусть даже я иду на смерть – я рада, что перед смертью увидела тебя. Не знаю, что уж ты там скрываешь, но знаю одно: твоя надежда чего-то да стоит.
- Прощай, Асажж, - ответил Оби-Ван. – Не стану желать тебе удачи и не стану отговаривать, если ты настаиваешь. Скажу одно: да пребудет с тобой Сила.
- Можешь считать это искуплением, - добавила Вентресс. – Я столько времени служила ситхам – теперь хочу это исправить.
- Но помни: ненавистью их не победить. Здесь нужно что-то другое. Сам я этого не нашёл и не ищу – у меня иной путь. Но, может быть, кто-то другой найдёт и совершит то, чего не смогли мы.
- Говори за себя! – усмехнулась Вентресс – и протянула ему руку на прощание. Он пожал её. – Глупо жалеть о прошлом, Оби-Ван, я это знаю – но жалею. – Они снова помолчали. – Ну всё, я пойду, а то мы с тобой вовек не расстанемся! – Она рассмеялась, повернулась и ушла.
***
Солнца уже низко висели над горизонтом. Оби-Ван быстро отдалялся от города, направляясь в пустыню. Путь до дома был неблизкий, но джедай знал, что этим путём должен скоро проехать песчаный краулер джав. Если попросить маленьких жителей пустыни подвезти его, они не откажут – он всегда поддерживал с ними дружеские отношения.
Он остановился, глядя на небо. Подумал о сегодняшней встрече – нежданном подарке Великой Силы. Подумал о Вентресс и о Дарте Вейдере. Жаль, что он не смог отговорить её от этой безумной затеи, но, с другой стороны, - возможно, она лучше видит свой путь. Он знал одно: если она погибнет в этом бою, она погибнет достойно.
Затем его мысли переключились на того, чьё имя и сам факт существования он был не вправе никому открыть, - о том, ради кого он жил на этой планете-пустыне и ради кого вообще жил. О той надежде, что горела в его душе ровным, тихим пламенем.
Он не мог учить мальчика. Не мог даже приблизиться к нему. Мог лишь наблюдать издалека и защищать от возможных опасностей, что он и делал, и уже не раз. Но он твёрдо верил и знал, что однажды настанет время, когда Сила сведёт вместе учителя и ученика.
Кроме того, никакое событие не зависит только от одного человека. Галактическое сопротивление, похоже, набирает силу. Если эти двое, которым он сегодня помог, - действительно повстанцы, значит, это движение распространилось шире, чем может себе представить Империя. Когда-то он отговаривал верных Республике сенаторов от создания всегалактического сопротивления. Сейчас это время настало. Время собирать силы и начинать борьбу. И если он понадобится для этой борьбы, он будет готов.
Издали донёсся грохот песчаного краулера. Оби-Ван накинул на голову капюшон, развернулся и направился навстречу транспорту.
КОНЕЦ


Наверх
 
Цитировать выделенное +Цитата
сообщение 11.7.2018, 12:00
Сообщение #2


На страже мира
Иконка группы

Группа: Jedi Council
Сообщений: 1424
Регистрация: 15.11.2016
Пользователь №: 28482



Ну что ж... Неплохо, неплохо smile.gif Задумка занятная. По поводу исполнения - пара нареканий. Местами текст противоречит сам себе - то Татуин бурлит жизнью, то он никому не нужен. И в целом пара поправок не помешала бы.
Касательно самого действия - идея встречи Кеноби и Вентресс после, как я понял, событий комикса «Одержимость» - круто. Но говоря за Ветресс - на мой личный взгляд, вышло не совсем полное попадание в образ; слишком учтива и многословна для того, кем она была. И мотивация убийства Вейдера тоже чутка натянутая - учитывая её закрытый образ жизни одиночки, думаюб ей было бы до самого конца плевать, тиранит Вейдер галактику или нет - лишь бы её не трогал. Интереснее было бы, если бы она имела задние мысли занять его место... Но это все имхо.
Но, с другой стороны, хорошо вышел образ Оби-Вана и его душевные терзания.
Так что, очень даже неплохая работа. Надеюсь увидеть что-нибудь ещё. smile.gif


--------------------
~
«Фанаты же - они такие, всё ненавидят.» Джордж Лукас
Наверх
 
Цитировать выделенное +Цитата
сообщение 11.7.2018, 15:30
Сообщение #3


Мастер-сит
Иконка группы

Группа: Участники
Сообщений: 370
Регистрация: 24.3.2017
Пользователь №: 28615

Предупреждения:
(0%) -----


На уровне, молодец. Так скоро фанаты перешагнут головы «авторов» т.н Нового Канона. :)
Правда, как тут писали выше, я тоже не прониклась ее мотивацией убийства Вейдера. Плюс если мне не изменяет память, она, к сожалению, погибла еще при Дуку, защищая возлюбленного Воса на их совместной операции. Но это НК, кого он сейчас вообще волнует :)

А так за Вентресс х Обивашу спасибо. Люблю Вентресс, один из моих любимых антагонистов в саге. Жгучая смесь из отличных боевых навыков, беспощадности и в тоже время ранимости и внутреннего «болезненного» одиночества. Да и между ней и Оби-ваном всегда ощущалась некая связь (противоположности, как говорится, притягиваются. :)

Пиши еще, а то очень скучаю по временам Империи (ну и Республики).


--------------------
-=Strong people don’t put others down, they lift them up =-
(c) Darth Vader, philanthropist
Наверх
 
Цитировать выделенное +Цитата
сообщение 11.7.2018, 15:42
Сообщение #4


Мастер-джедай
Иконка группы

Группа: Jedi Council Gold
Сообщений: 653
Регистрация: 18.9.2017
Пользователь №: 28734

Предупреждения:
(0%) -----


Здорово, да, мне тоже понравилось! :) Искать недочеты даже не пыталась, но читается легко, обстановка живо встает перед глазами. Комиксов про Республику я не читала, поэтому, возможно, часть завязки от меня ускользает. А так да, Вентресс мне и по мультикам нравится (не знаю, насколько сильно она отличается от той, что в комиксах).
Спасибо за рассказ!
Наверх
 
Цитировать выделенное +Цитата
сообщение 11.7.2018, 22:00
Сообщение #5


Рыцарь-джедай
Иконка группы

Группа: Участники
Сообщений: 455
Регистрация: 2.6.2015
Пользователь №: 26244

Предупреждения:
(20%) X----


лайк
Наверх
 
Цитировать выделенное +Цитата
сообщение 12.7.2018, 17:13
Сообщение #6


Младший ученик
Иконка группы

Группа: Участники
Сообщений: 88
Регистрация: 8.7.2018
Пользователь №: 29084

Предупреждения:
(0%) -----


Спасибо! Не ожидала. Критику учту.
"Спасибо, что указали мне на мои недостатки, чтобы я мог их исправить" (цитата неточная, но что-то вроде того говорил Пло Кун в комиксе "Гиперпространственная война Старка")
Наверх
 
Цитировать выделенное +Цитата

ОтветитьНовая тема
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 




RSS Текстовая версия Сейчас: 20.10.2018, 1:35

Яндекс.Метрика