Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

 
ОтветитьНовая тема
> Рашник`ул Умбра, Чувствительная к силе. Новый канон.
сообщение 20.11.2017, 16:58
Сообщение #1


Ученик
Иконка группы

Группа: Новички
Сообщений: 1
Регистрация: 23.10.2017
Пользователь №: 28764

Предупреждения:
(0%) -----


- Общие данные -

1) Имя: Рашник’ул Умбра / Ночная тень
2) Пол: Женский
3) Раса:
Безликие (Faceless). Сами называют себя Джий’и – разумная, однако считающаяся среди прочих примитивная раса антропоморфных гуманоидных существ
обитающих на планете Сиан. Названы так из-за врожденных способностей представителей данной расы подстраивать свой цвет кожи, волос, глаз, и даже немного
форму и черты лица под обстоятельства, словно хамелеоны. Данные способности применяются повсеместно, помогая своим обладателям как во время охоты,
так и во время проведения своих мистических религиозных ритуалов. Безликие были обнаружены республиканским флотом примерно в 5017 ДБЯ.
Совет джедаев, отправив парламентеров обучил абборигенов основному и установил с племенами и базой в низовьях Сиана
политику невмешательства чем обеспечил сохранение баланса и мира на дикой планете.
4) Возраст: 19 лет
5) Рост: 178 см
6) Вес: 59
7) Внешность:
В данный момент Умбра – обмотанная с головы до пят черными тряпками и лоскутами фигура, сквозь которые лишь местами: на руках и ногах, на шее
различить изувеченные участки живой плоти, которая постепенно меняет свой цвет по нескольку раз в течении суток.
Сквозь небольшую щель в импровизированной маске едва видно светящиеся оранжевым, либо желтым, или даже ярко красным глаза охотника.
8) Особые приметы:
Шрамы и рубцы на руках, которые выглядят будто последствия страшной болезни или ожоги. Низкий, не свойственный девушке хриплый бас.
9) Характер:
Замкнутая, неразговорчивая, вспыльчивая, осторожная до паранойи, запертая в себя и в свой внутренний конфликт девушка, не разменивающая себя
на выборы моральных и этических сторон. Действует строго ради получения собственный выгоды, нацелена на результат и выживание.
10) Сторона Силы (для форс-юзеров): Серый

- Навыки и умения -

11) Бытовые/боевые:
Тяжелое детство и не менее тяжелая юность заставили инстинкты прирожденного хищника обостриться до максимума.
Отличные навыки рукопашного боя и акробатики, скрытности, восприятия, отменная реакция, однако, недостаточно искусный уровень владения навыками с
илы и искусства боя на световых мечах. Полное непонимание высоких технологий и техники, отсутствующие социальные навыки.
12) Силы:
Телекинез, бросок светового меча, обман слабого разума
13) Форма фехтования (для форс-юзеров):
Основы философии и ведения боя стилем траката
- Служебные данные -
14) Эпоха: Первая гиперпространственная война
15) Родной мир: планета Сиан
16) Место проживания на данный момент: Планета Тарис
17) Политическая принадлежность: Изгой
18) Профессия/должность: Наемный убийца/телохранитель в банде Глабли Урсо

- Личные вещи -

19) Имплантанты: Отсутствуют
20) Дроиды: Отсутствуют
21) Транспорт: Отсутствуют
22) Оружие: световой меч с циановым кристаллом

- Личное -

23) Биография:

Голоса наших предков направляют нас, даруют нам просветление и предостерегают об опасностях.
Я чувствую, как великий бог заплачет.
Я чувствую, что мы последние Джий`и на Сиане…
Рашник’ул Ирнто юной Умбре.




Детство дочери верховного шамана не выделялось чем-то особенным. Как и все остальные дети, она училась постигать жизнь и слушать голоса предков, доносившиеся из разноцветных переливающихся кристаллов, что усыпали бесконечные пещеры. Обучалась навыкам охоты в суровых саваннах. Училась быть полезной для своего народа и племени. Перенимала основы быта, языка и нравов пришельцев с неба, проживающих в низинах и у подножий гор. Суровая действительность Сиана требовала от каждого ее обитателя максимальной отдачи, будь то престарелый шаман, отправляющийся на поиски истины в голосах предков, дабы потом донести ее всем, то отряды ребятишек. Ребятишек, которые, несмотря на юный возраст, вооружались самодельными острыми копьями и, используя врожденные навыки маскировки и звериное чутье, искали добычу. Подобное – часть обучения и познания главного принципа жизни: чтобы смогли прожить двое, должен умереть один. Юная Умбра успешно обучалась основному, училась уважать нравы чужаков и чтить традиции племени. Она удовольствием постигала духовные техники своего отца, готовилась стать будущим духовным наставников Джий’и и матерью своего племени. Несмотря на мрачное пророчество отца Умбры, ее пятнадцатилетие ознаменовало рассвет племени.

Все изменилось через несколько месяцев. Утро обозначило себя ревом двигателей транспортных кораблей, суетой разведчиков, поднимающих племя по тревоге и великим ужасом неизвестности. Не оставив после себя ничего, кроме разоренных степей и строительного мусора, республиканские транспортники поднялись в воздух. Еще через десять минут, с громким хлопком, крейсеры, поглотив транспортные платформы, исчезли в кромешной тьме ночного неба, покинув звездную систему.

Не успело пройти и недели, как угловатые, серые, еще более огромные корабли, зависли над орбитой, покинутой республиканцами планеты. Флот Империи Ситхов занимал атакующие позиции. Отработанная тактика захвата покинутых миров: орбитальная бомбардировка бывших мест базирования и последующий в разоренные регионы десант. Во избежание неожиданных минных полей, засад и диверсий поверхность планеты должна была превратиться в безжизненную пустыню. Канонада заглушала крики и плач детей. Горные массивы, не подвергающиеся особо сильной бомбардировке, неплохо держали удар. Лишь каменная крошка и обломки кристаллов падали с потолка от сотрясений земли и шальных взрывов. Орудийные залпы утихли через пятнадцать минут. Еще через пятнадцать десант империи, на подлете к подножию гор нарвавшийся на засады разведчиков, плотным строем обрушился на кристаллические пещеры Сиана. Бластерные выстрелы не оставляли Безликим ни шанса. Умирая сотнями под подавляющим огнем, они бежали вглубь пещер, моля о помощи своих предков. Из одного корабля, приземлившегося на небольшую площадку у пещер, медленно вышел седой мужчина, одетый в просторную, даже мешковатую, робу с капюшоном. Дарт Гриджс зашел в пещеру, предвкушая грядущий геноцид раненых и их тщетные попытки к спасению. Уже внутри необыкновенный поток силы, почти что пронизывающий воздух, заставил его сухие губы расплыться в улыбке. Подойдя к огромному циановому кристаллу, он ощутил первородную силу, которая наполняла это огромное образование. Пятнадцатилетняя Умбра защищала отцовский кристалл, из последних сил, стараясь уничтожить обидчиков и осквернителей храма, убийц ее семьи и друзей. Увидев в пылу сражения фигуру, отличную от других, посягающую на главный артефакт Джий’и, она толком без оружия, взревев от ярости, напрыгнула на своего противника. Когда до заветной цели оставалась какая-то пара метров, будто невидимая рука подхватила израненное тельце и бросила в стену. Перед тем как потерять сознание Умбра видела, как огромное циановое образование покрылось трещинами и начало рассыпаться...

Спокойствие – есть ложь. Есть только страсть…



Сквозь полнейший мрак и галлюцинации Умбра слышала размеренные шаги и тихий грубый шепот:

— Спокойствие есть ложь. Есть только страсть...

Этот голос раздавался эхом в голове испуганного существа. От неожиданного пробуждения и испуга на её лице застыла самая жуткая гримаса. Инстинкты били тревогу, руки стремились закрыть уши, сознание желало забиться в угол, но, несмотря на все попытки, голос казалось не собирался замолкать:

— Спокойствие есть ложь. Есть только страсть!

Разряд намеренно ослабленной молнии силы ударил девушке в грудь. Каждая клеточка тела отозвалась жгучей болью. Пронзительный крик смешивался с эхом внутри головы, вытесняя любые мысли. Все мышцы одновременно сократились, после чего тело распласталось на холодном полу. Умбра тяжело дышала, стараясь заглушить боль. Тяжелые шаги и грубый голос становились невыносимыми.

Истязание длилось долго. Трудно было сосчитать насколько. Каждая попытка заснуть заканчивалась очередным разрядом в грудь, болью, отдышкой, и все тем же уроком, который жуткий голос старательно вдалбливал в голову своего пленника:

— Спокойствие – это ложь.

Умбра забивалась в углы, сжималась в комок, старалась мимикрировать под окружающие стены, кидаться на решетку, плакала, била стену кулаками. Попытки раз за разом оканчивались одинаково. Закономерное наказание ждало последнего Безликого вне зависимости от действий. Постоянный страх и ненависть, накапливаясь, постепенно все сильнее развивали инстинкты и усиливали связь с темной стороной. Умбра чувствовала огонь внутри себя, ежилась от наружного холода и истошно вопила от каждого шороха:

— Спокойствие есть ложь!

Умбра сидела у стены без движений, когда урок в очередной раз отразился эхом в голове, надавливая на черепную коробку. Яркая вспышка и громкий щелчок прозвучали почти одновременно. В этот раз молния ударила в стальную перегородку, на которую опирался пленница. За долю секунды до разряда та успела перевалить голову на другое плечо, отчего впервые за неопределенное количество времени тело не получило свою порцию боли. Запах озона ударил в ноздри Умбры, после чего та расплылась в безумнейшей улыбке, оголив желтые зубы:

— Что такое спокойствие?

— Ложь. Есть только страсть…


На следующий день почти что бездыханное, истощенное истязаниями и голодом тело доставили в колто камеры, где под чутким присмотром медицинских дройдов Умбра приходила в себя. Последнего Джий’и терзали ужасные видения. Раз за разом та переживала моменты убийств близких, своих собственных мучений в темной камере, пусть и теперь, как сторонний наблюдатель. В видениях она снова слышала знакомый по прошлым пыткам голос:

— Через страсть мы получаем силу. Эмоции должны стать твоим топливом. Топливом твоей Силы, твоих возможностей. Катализатором темной стороны. Обрати свой страх в гнев. Обрати свою боль в ненависть. Сила направит тебя.

Раз за разом проживая одни и те же зацикленные видения Умбра училась. Злиться. Ненавидеть. Ненавидеть Республику. Ненавидеть Империю. Ненавидеть саму себя. Инстинкты ревели и кричали, внутренняя ярость с каждым новым видением разгоралась будто лесной пожар.

— Страсть дает мне силу. Страсть дает мне силу!

Оболочка камеры с колто лопнула с громким хлопком. Волна силы, освободившись, снесла все оборудование медицинского отсека Ярости. Потоки колто утекли в специальные аварийные дренажные отсеки, оставив на полу медицинского отсека истощенное длительными испытаниями, жадно глотающее воздух тело. Спустя мгновение двери распахнулись и в крохотное помещение, надменно перешагнув через остатки медицинского дроида и оборудования, вошел престарелый ситх. Его седая борода до груди сияла в свете голубоватых ламп, а бледная, покрытая едва заметными шрамами кожа, вкупе с желтыми глазами, излучающими чистейшую ярость, делали его похожим на дикого хищника. Неторопливо подойдя к задыхающейся Умбре, он протянул ей руку и уже знакомым надменным басом поприветствовал своего нового ученика. Придя в себя, тело последнего Безликого приподнялось на одно колено и склонило голову перед своим мастером, все так же тяжело дыша.

Тяжелейшие тренировки начались на следующий же день. Представ пред своим учителем в черной робе, Умбра сжимала в руках небольшой, примерно полутораметровый, карбоновый шест. Дарт Гриджс стоял напротив своего ученика в другом конце помещения. Несмотря на то, что он почти не двигал губами, голос его, казалось, звучал повсюду и от него было некуда деться:

— Через силу я обретаю могущество! Побеждая ты совершенствуешься. Совершенствуя себя ты обретаешь власть. Обретая власть ты обретаешь могущество.

Когда последняя фраза повторилась многократным эхом, из темных углов выскочила пара переделанных под нужды тренировок дроидов-убийц. Вооруженные массивными дубинками, они мгновенно кинулись на Умбра. Времени на раздумья не было. Очередная вспышка гнева нашла свое воплощение в тяжелом ударе. Попадание шеста по корпусу заставило дройда заглючить, отчего тот начал бездумно размахивать своим оружием. Второй убийца, словно мстя за брата, рванул вперед, размахнулся и в момент, когда дубинка уже почти достигла головы Безликого, застыл, будто завороженный. Проделав огромную дыру в груди, центральный мотор, еще немного рыча, застыл в руке ученика. Раскаленный метал царапал и обжигал ладони, отчего ярость в глазах Умбры только росла. Спустя еще мгновение кусок дройда полетел через весь зал и пробил в голову зависшему убийце, завершив его эксплуатационный период. Тяжело дыша девушка, чьи руки от недолгого контакта с горячим металлом покрылись волдырями, старалась не потерять равновесие от боли и истощения. Ее волосы переливались всеми цветами, от иссиня-черного до абсолютно белого. Кожа, будто подражая контрасту, участками меняла свои цвета от перламутрового до светло-коричневого. Глаза Безликого горели желтым пламенем. Уставившись на престарелого Ситха, она будто пыталась прожечь его взглядом, уничтожить, сжать в песчинку. Нависшее молчание вновь разрезало всепоглощающее эхо:

— Очень хорошо…

Изнурительные тренировки продолжались ежедневно. Днем – бои с дроидами, ночью во сне – тяжелейшие немые бои с видениями силы, закаляющими ненависть и обостряющими инстинкты дикого зверя.

— Через могущество я обретаю победу.

Следующая строчка кодекса вгрызалась в сознание будто червь. Принося жуткую боль, она не желала успокаиваться, пока очередная ментальная защита не рухнет. В один из дней боевых тренировок не было. Дарт Гриджс зашел в каморку, в которой жила Умбра, и жестом позвал ее за собой, направившись в кормовую часть корабля. Там, в небольшом пустом зале, прямо в его центре, стояла странная темно-красная пирамида. Несмотря на отсутствие видимой опасности на Умбру волной накатила безумная паника. Волосы снова начали хаотично менять цвет, и, казалось, шевелились на голове, будто туча змей. Датакрон ситхов буквально «лучился» энергией темной стороны. Несмотря на дикий страх и паническую атаку, Умбра не могла пошевелиться. Будто заворожённая, она плыла к причудливому артефакту. Подойдя чуть ближе, можно было видеть, что вокруг источника силы были разложены десятки различных частей, среди которых Умбра четко рассмотрела осколок кристалла цианового цвета. Стоило руке, ведомой не пойми чем, коснуться навершия треугольника, сильнейший поток видений силы, еще более четких, чем прежде, захлестнул сознание ученика. Это была все та же сцена боя у великого кристалла. Исключение составляло то, что в этот раз она видела это будто со стороны, чужими глазами. То были глаза Дарта Гриджса. Фигура ситха, будто лодка, медленно и величаво плыла через усеянные трупами пещеры, изредка отвлекаясь на добивание наглеца, которому еще хватало сил на сопротивление. И вот, взгляд его упал на юную раненую девушку. Несмотря на то, что ее оружие были испорчено, глаза, светившиеся яростью, не желали этого замечать. Издав громкий рев, она в длинном прыжке кинулась на своего противника. Когда до цели осталась какая-то пара метров время будто остановилось.

— Твоя ярость дала тебе силы сражаться. Сила внутри тебя дала тебе страсть, страсть дала тебе силу. Сила дала могущество, но твое могущество не дало тебе победу. Ты – несовершенство. Для того чтобы получить совершенство ты должна обрести совершенное, идеальное оружие. Сама стать этим совершенным оружием. Победа без демонстрации могущества – иллюзия. Могущество дарует мне победу!

Умбра очнулась на полу все той же комнаты, уже не ощущая прежнего страха. Ярость от очередного видения ударяла в висок, прожигая мозг, будто горящий уголек, превращая его в пылающую кашу. Открыв глаза, стараясь прийти в себя, она увидела, что рядом с ее рукой лежит причудливое приспособление, отдаленно напоминающее причудливое оружие.

— Световой меч – самое совершенное оружие в галактике. Будучи наполненным твоими эмоциями: ненавистью, страхом, самим могуществом темной стороны, оно – твой источник победы.

Умбра молча схватила свое новое оружие. Нажатие кнопки породило жужжащий звук и цианового цвета лезвие озарило своим свечением темные углы помещения. Холодный свет отражался от сотен капель пота на бледном лице своего обладателя. С таким же характерным жужжащим звуком лезвие вновь исчезло в рукояти, вновь уступив место всепоглощающей тьме.

— Могущество дарует мне победу.

Тренировки становились все более напряженными. Умбра училась обращаться с изящным оружием, тренируясь каждый день часами.

— Траката – животный, первобытный стиль ведения боя. Твой противник не понимает твоей силы. Он надменен, он тебя недооценивает. Пока ты не продемонстрировала силу у тебя есть преимущество. Используй свои инстинкты, свою скорость, свою силу.

Ученик Ситха уклонялся от множеств ударов массивных электрических дубинок дройдов. Три боевых машины, действуя как один слаженный механизм, безуспешно старались угодить по неуловимой цели.

— Дай сопернику потерять тебя из виду, дай ему почувствовать свою силу и в момент, когда он будет этого совершенно не ожидать – нанеси свой удар.

Боевой танец длился еще буквально секунду. Присев, и ловко пропустив гудящий жезл выше своей головы, Умбра включила свое оружие и одним мгновенным уколом проткнула двух запутавшихся в своих движениях роботов. Последующий взмах рассек на две половины третьего, завершив эту битву. Умбра опустилась на колени, почти что пав ниц спиной к своему учителю. Тяжелое дыхание прерывалось странными всхлипываниями. Черная сгорбившаяся фигура была готова перейти на крик. Разряд молнии, наказывающий за слабость, ударил в спину, отчего громкий крик прорезал тишину зала, а облаченное в темную робу тело принялось извиваться на полу, рефлекторно откинув свое оружие куда-то в сторону и затихнув через мгновение. Дарт Гриджс с присущей надменной спокойностью подплыл к своему ученику. Обезображенное многими тренировками и ранениями лицо Умбры было закрыто руками. Лишь странная безумная улыбка на ее губах проглядывала через складки капюшона. Казалось, прошел лишь миг, престарелый ситх не успел среагировать. Ведомый силой ярости, циановый клинок подскочил с пола, и пронзил его грудь, отчего тот рухнул на колени, жадно хватая воздух. Безумно посмеиваясь, Умбра не без труда поднялась на ноги, подошла к издыхающему телу, и, поднимая свое оружие, шепотом прошипела

— Благодаря победе мои цепи разрушены. Сила освободит меня.


Сила освободит меня?


Игнорируя указы командования, перехватчик типа Ярость неуклюже покинул боевую формацию, развернулся и, запустив системы маскировки, скрылся из поля зрения, уйдя в гиперпространство.

Автопилот корабля, отвечая хаотичным нажатиям, направил корабль в звездную систему Тарис. Не откликаясь на ручное управление, он совершил посадку на специально выделенную площадку в верхних яруса города. По каналам связи от наблюдательных вышек давно было передано сообщение о странном поведении корабля, скорее всего принадлежащего Ситхам, а потому у трапа уже ожидали пехотинцы. Удивлению дюжины солдат не было предела, когда люки корабля открылись и оттуда пулей в воздух взмыла обмотанная черными тряпками фигура. Изгой двигался непредсказуемо, быстро. Выстрелы бластеров, так нагло прорезающие тишину, проносились в нескольких сантиметрах от тела Умбры. Используя весь опыт своих многочасовых тренировок и остроту рефлексов, она двигалась сквозь поле боя в причудливом танце, до последнего не вытаскивая свой козырь.

Точный укол в сердце циановым лезвием не оставил солдату ни шанса. Не сбавляя скорости, используя тело как своеобразный щит, она продолжала наступление. Размашистый удар, и вот еще два пехотинца свалились с ног. Неравный бой не мог продолжаться на такой ноте чересчур долго. Прибывали подкрепления. Первый шальной снаряд попал в левую ногу, отчего фигура в черном балахоне вскрикнула от боли. Озираясь по сторонам, Умбра заметила небольшую шахту, предназначенную, казалось, для стока вод. Преодолев из последних сил в гуще сражения еще десяток метров в стремительном рывке, она закрыла глаза и шагнула в неизвестность...

Пролетев не одну дюжину метров, израненный Безликий приземлился на кучу дурно-пахнущих отходов, которые, несмотря на зловонность, смягчили падение. Умбра отделалась глубокими порезами, синяками, разорванной в клочья робой и адски горящей раной на левой ноге. Наскоро замотавшись остатками плаща и тряпками, что нашла тут же, она побрела куда глаза глядят, в надежде отыскать ночлег и припасы.

Перебираясь от помойки к помойке, избегая взглядов, она питалась снующими вокруг крысами, помоями, пила воду из сточных канав, пропуская ее через импровизированные фильтры, а остатки дня проводила в попытках медитаций, потихоньку залечивая свое тело и дух. Постепенно раны затягивались и боль начинала сходить. В те моменты Умбра предпринимала попытки вылазок в более-менее оживленные районы. Прячась в тени и слушая потоки силы, она познавала и впитывала слухи – суть этого нового чуждого мира. Так из разговоров двух дуросов последний Безликий узнал о некой преступной организации наемников, контрабандистов и работорговцев, разворачивающих ячейку на Нижнем Тарисе. По их словам, некий Твилек Глабли Урсо набирал крепких ребят, которые готовы попуститься своими принципами ради хорошей жизни.

Найти саму банду не оказалось сложным. Новые “короли улиц” считали, что местные порядки для них пустые слова. Буквально через несколько дней, между парочкой бандюг из шайки Глабли и экипажем небольшого корабля контрабандистов завязалась сначала перепалка, а после и полноценный бой. В течении десяти минут, заваленные мусором улицы нижнего Тариса превратились в настоящее побоище. Умбра вышла на звуки начавшейся битвы. Участники конфликта как завороженные следили, как облаченная в черное фигура, с желтыми, светящимися через прорезь в тряпках, глазами взмыла в воздух с крыши небольшой постройки и, приземлившись недалеко от контрабандистов, вступила с ними в схватку. Ловкими ударами рукояткой меча, не включая, она быстро вырубила двух хилых забраков, а после медленным шагом направилась к их главарю, отчего тот словно завороженный встал на месте, с застывшей на лице гримасой ужаса. Блестящий предмет взмыл в воздух и спустя секунду, явив зевакам и ошеломленным бандитам яркое циановое сияние, воткнулся в грудь лидера контрабандистов.

Эффектное появление произвело на зеленокожего твилека неизгладимое впечатление. На вопрос что джедай делает внизу, он получил резкий и непредсказуемый ответ:

— Я не джедай и не ситх. Я существо, отчаянно желающее выжить.

До глубины души пораженный увиденным он предложил Умбре работу на свою ячейку, в обмен пообещав ей безбедную, достойную верхних этажей жизнь здесь. И несмотря на то, что прозванная после этого на нижнем Тарисе Ночной тенью преступница дала свое согласие, можно лишь догадываться, что творится в ее безумном, разрываемом противоречиями и ненавистью ко всему сознанием.


24) Канон: Легенды
Наверх
 
Цитировать выделенное +Цитата

ОтветитьНовая тема
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 




RSS Текстовая версия Сейчас: 12.12.2017, 18:10

Яндекс.Метрика